1961 «В конном деле нет случайных людей…»
МНЕНИЯ

«В конном деле нет случайных людей…»

«В конном деле нет случайных людей…»
07.05.2014, 15:10
Екатерина Соболева, директор ФГУ «ГЗК «Саратовская» с ипподромом», говорит, что на ее долю пришлись нелегкие времена в истории ипподрома.
Поделитесь с друзьями:

Комментарии 0

 

Многие жители Саратова знают, что у нас в городе есть ипподром, но далеко не все знают, что это такое, как туда попасть, и уж точно мало кто знает его историю, которая начинается в середине XIX века. Первая запись, касающаяся конских состязаний в Саратове, найденная в архивных документах, датируется 1847 годом.

За время своего существования ипподром пережил немало трудностей. В царскую пору его не раз переносили: изначально он был оборудован в районе современной станции Саратов-2 и дал название ближайшей улице – Беговая, в 1889 году ипподром был перенесен к Привокзальной площади, затем - в район 1-й Дачной. И только 1958 году, к столетию основания, ипподром занял свое нынешнее место - в районе 3-й Дачной.

Саратовский ипподром лишь дважды прекращал свою работу: с 1919 по 1921-й и в годы Великой Отечественной войны. Советские времена оказались для ипподрома самыми благодатными: он был полностью на содержании у области, снабжался племенными лошадьми, выделялись деньги на корма, технику и проведение соревнований. В 1998 году ипподром перешел в собственность Минсельхоза РФ, и денежный поток сократился до скудных средств на выплату зарплаты сотрудникам. А с августа 2011 года оборвался и он: в соответствии с Указом Президента Дмитрия Медведева, все государственные конюшни и ипподромы страны были ликвидированы, а их имущество вошло в уставной капитал ОАО «Российские ипподромы». Предполагалось, что приватизация даст толчок развитию ипподромов, но затянувшийся на несколько лет процесс реформирования Саратовского ипподрома привел к тому, что он теряет собственных лошадей, сокращает персонал и едва сводит концы с концами.

Екатерина Соболева, директор ФГУ «ГЗК «Саратовская» с ипподромом», говорит, что на ее долю пришлись нелегкие времена в истории ипподрома. С корреспондентом «Делового Саратова» Екатерина Павловна встретилась в небольшом прохладном кабинете при конюшнях. Здесь есть электричество, на оплату которого нет денег. Старая мебель и выцветшие обои на стенах (последний раз здесь делали ремонт в 50-х годах). Весь персонал давно уволен, а те, кто остался работать, получают зарплату только от частников. Проза жизни. Суровая и безжалостная. Казалось бы, здесь не до лошадей. Но, тем не менее, ипподром продолжает работать в привычном режиме: каждый сезон здесь проводятся бега, а в конюшнях содержится более 130 голов рысаков и верховых лошадей.

- Екатерина Павловна, как Вы пришли работать на ипподром? Что привело Вас, городского жителя, в конное дело?

- Пришла сюда совсем маленькой девочкой... и осталась навсегда. В 1971 году папа привел меня на конные спортивные соревнования – красивое, полное жизни спортивное зрелище. Тогда я впервые близко познакомилась с лошадьми. В их красоте и силе было что-то завораживающее. И уже тогда я поняла, что если кто полюбит по-настоящему это дело, то навсегда. Так произошло и со мной! В 10 лет я, выпросив разрешение у родителей, записалась в детско-юношескую конно-спортивную школу «Урожай». Сначала брала лошадь в прокат, затем купила свою, а потом неожиданно стала директором ипподрома.

- Что происходило на ипподроме, когда Вы только заняли эту должность?

- Когда я сюда пришла, все было относительно стабильно: ипподром находился в ведении Министерства сельского хозяйства, земли и имущество - в федеральной собственности и, худо-бедно, но ипподром существовал, призы разыгрывались, шло финансирование. Сейчас Саратовский ипподром находится на этапе реформирования (прим.ред. - ликвидации как государственного учреждения), включения в ОАО «Российские ипподромы». Фактически у нас сокращен весь штат, мы остались без господдержки, без дотаций, у нас нет юридического статуса, чтобы мы могли законно зарабатывать деньги. С тех пор, как в 2011 году началась реорганизация, мы находимся в подвешенном состоянии - без денег, без прав и четкого понимания, что будет дальше.

- После прекращения финансирования от Министерства сельского хозяйства, как выживал ипподром? Поддерживает ли деятельность ипподрома областное Правительство? Как относится к конному спорту саратовский бизнес?

- Поскольку мы находимся в стадии ликвидации, у нас нет расчетного счета, куда можно было бы перечислить денежные средства. Кроме того, региональный бюджет не имеет права финансировать федеральную собственность. Хотя, очевидно, что Правительство заинтересовано в сохранении ипподрома: в этом году на открытие сезона мы получили небольшие дотации от Министерства сельского хозяйства, с поддержкой Правительства мы проводим «Кубок Губернатора Саратовской области». Но это все разовая помощь, в то время как каждодневную работу никто не отменял. Мы сами своевременно оплачиваем все коммунальные услуги. На наших плечах и охрана имущества: только вот ипподром у нас охраняют не сторожа, а пенсионеры. Ни о каком благоустройстве территории я и речи не веду: денег нет даже на то, чтобы поставить нормальный забор. Как итог – вечерами территория ипподрома превращается в место сборищ местной шпаны.

- Как Вы считаете, какая форма собственности наиболее перспективна для такого ипподрома, как Саратовский?

- Вопрос сложный. Ведь коневодство в нашей стране до сих пор держится на фанатах, заядлых любителях лошадей и скачек. И если сюда придет незаинтересованный человек, то неизвестно чем это может обернуться для ипподрома. Площадь ипподрома и место его расположения – 24 га земли недалеко от центра города – слишком заманчивое сочетание. Попади ипподром не в те руки, и огромные территории могут уйти под строительство многоэтажек. Именно поэтому я считаю, что эффективность работы предприятия определяется не формой собственности, а финансово-экономическими результатами его деятельности, а в случае с ипподромом еще и личностными качествами его руководящего состава.

- Много ли народа приходит на ипподром?

- На праздники, конечно, много. В основном, это дети с родителями. Есть и завсегдатаи ипподрома, как правило, это люди, которые живут рядом, для них ипподром стал местом прогулок и «выходного дня». По большей части сюда приходят те, у кого осталось в памяти, что они здесь когда-то были, играли. Но если говорить в целом, то ипподром давно перестал быть центром притяжения больших компаний. Причина банальная: разруха и отсутствие каких-либо средств на восстановление. Судите сами: конный двор обветшал, трибуны нуждаются в ремонте, нет никакой развлекательной зоны для зрителей в виде сети ресторанов, кафе, баров... Все упирается в деньги. А их не будет, пока не решится вопрос со статусом ипподрома.

- Какие соревнования и скачки проводятся сегодня на ипподроме?

- У нас нет скачек, только бега. В чем отличие рысистых бегов от скачек? Поясню. Рысистые бега — это испытания лошадей рысистых пород на резвость в беге рысью. Обычно лошади испытываются запряженные в беговую качалку, специальный двухколесный экипаж, которым управляет наездник. В скачках же участвуют верховые лошади, и во время испытаний ими управляют жокеи, которые сидят в седлах. Да, бега и скачки – это проверки лошади на выносливость, где главный показатель – резвость. Я надеюсь, что когда-нибудь на Саратовском ипподроме будут проводиться и скачки. Пока же для этого нет необходимой инфраструктуры. Дело в том, что для каждого вида конных соревнований необходимо различное покрытие поля и дорожек. Конечно, более дорогие и солидные ипподромы могут себе позволить объединять все это воедино и именоваться «универсальными». Для нас это пока остается далекими планами...

- Модно ли сегодня содержать лошадь?

- Наверное, да. В последние годы в Москве, Санкт-Петербурге и ряде других крупных городов появилось много желающих обзавестись породистым скакуном или лошадкой. Более того, в определенных кругах быть владельцем лошади считается показателем достатка и хорошего вкуса. Однако иметь свою лошадь – удовольствие не из дешевых. Если судить по саратовским меркам, то содержание одной лошади обходится, как минимум, в 5 тыс. рублей в месяц, и это без учета ветеринарных услуг, амуниции и т.д.

- То есть, позволить себе завести лошадь может только состоятельный человек?

- В первую очередь, лошадей заводят те, кто любит этих животных. Покупают же лошадей для разных целей, в основном, для испытания их на ипподроме или же для занятий верховой ездой, а кто-то - просто для души. Другое дело - за границей. Там разведение лошадей - высокорентабельный бизнес, приносящий миллионные прибыли. Лошадей приобретают в коммерческих целях: испытывают, тренируют. Одни потом участвуют в бегах и завоевывают призы, другие остаются для племенного разведения.

- Реально ли приобрести верного друга-скакуна в Саратове? Сколько стоит лошадь?

- На этот вопрос ответить сложно. В среднем, самая дешевая лошадь стоит сейчас минимум 80-100 тыс. рублей. Но, порой, ее цена, особенно, если это лошадь-чемпион может доходить до нескольких миллионов рублей.

- Несколько лет назад на ипподроме была организована ДЮСШ по конному спорту под эгидой областного министерства спорта и туризма. Сейчас на ипподроме есть специальные школы для занятий этим видом спортом?

- К сожалению, нет. Хотя со стороны ипподрома было сделано все возможное для работы ДЮСШ: лошади и корма были наши, амуниция - тоже, на средства ипподрома были куплены снаряжение и одежда детям. Более того, я предложила тренерам разработать специальную методику, тарификационные планы, утвердить все это в саратовской областной и городской думах. Но никто ничего делать не стал. Конная школа перестала существовать в 2011 году, несмотря на все усилия с моей стороны.

- Какова ситуация с коневодством в стране, в районах области?

- Постепенно отрасль начинает восстанавливаться. Еланский конный завод в том виде, в котором он был, развалился, но туда пришли новые руководители, которые смогли восстановить хозяйство. И сейчас их лошади стоят не только у нас, но и на Московском ипподроме. Более того, новых лошадей-производителей в Елани покупают специалисты из Франции! У нас есть прекрасные хозяйства в Ивантеевке, Балаково, Хвалынске. Восстанавливаются хозяйства в Пензе и Пугачевском районе.

- Один из способов заработать деньги на ипподроме – это включить тотализатор. Есть ли перспектива его возобновления?

- Да, действительно, для ипподрома главным источником прибыли всегда был тотализатор, в него играет огромное количество людей. В России, разумеется, ни о каком бизнесе и речи быть не может, особенно с учетом того, в каком жалком состоянии находится большинство ипподромов. Функция ипподромов в нашей стране на сегодня определена вполне однозначно – испытание и выявление лошадей. В результате потенциально сверхприбыльные ипподромы оказались неспособны зарабатывать деньги. Существует ли выход из сложившейся ситуации? Да, существует. Но для этого нужны серьезные инвестиции, прежде всего, в модернизацию самих ипподромов: необходимо оборудовать информационный центр, комментаторскую, рестораны, кафе, кассовые залы тотализатора и залы отдыха, а так же отремонтировать летние трибуны. Только при наличии развитой развлекательной инфраструктуры сюда потянутся люди, заработает тотализатор, ипподромы начнут получать прибыль, увеличат призовые фонды, что, в свою очередь, будет стимулировать развитие коневодства.

- Возможно ли создание в России общенационального конного тотализатора и подключения его к международной системе приема ставок на спорт?

- Такая идея есть. Но, к сожалению, государство и частные инвесторы в полной мере не осознают привлекательности данного вида деятельности. Поэтому на сегодняшний день все остается только на уровне разговоров.

- Каким, по Вашему мнению, должен быть ипподром в Саратове? Какой объем средств, по Вашим подсчетам, необходимо чтобы он заработал, как говорится, в полную силу?

- Современные ипподромы сейчас строятся везде. Ну, скажем, не так давно был открыт ипподром в Казани. По современным требованиям наш ипподром должен располагать закрытой трибуной на 3-4 тыс. мест, крытым конноспортивным манежем, который позволил бы проводить соревнования по олимпийским видам конного спорта в холодное время года, и обязательно всепогодной беговой дорожкой. Чтобы ипподром заработал в современном режиме, нужно «влить» в его реконструкцию, как минимум, 1,5 млрд рублей. Очевидно, что у региона таких денег нет. Но надежда на лучшее окрепла после того, как председателем совета директоров ОАО «Российские ипподромы» стал Алексей Миллер. Очевидно, что для российских ипподромов настало время перемен.

Специально для Делового Саратова. Екатерина Коробкина.

Источник: Лица губернии

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Показать все
Все за текущий месяц Все за этот год Все за прошлый год
Найти по дате:
показать
Цирк
Социально-информационный портал «Лица»
© Издательский дом «Лица», 2009 – 2017
Письмо в редакцию         26.03.2017